Почему Порно рассказ я и жена сына?

Порно рассказы и истории » Рассказы про зоофилов » Порно рассказ «Ребёнок от собственного сына (1 часть)». Мы с моим сыном Иваном переехали в другой город. По профессии я медик, на новом месте мне повезло, и я устроилась работать в частную клинику. (До сих пор не знаю, зачем брат им обзавелся, права на хранение огнестрельного оружия у него наверняка не было, да и был он всего-то тремя годами меня старше

Содержание статьи [свернуть]

  • SexLib - лучшие эротические рассказы и порно
  • Тогда бы мои родители легче,
  • Психоанализ помогает раз и навсегда, он
  • Когда я
  • Родители объясняли их моими расшатанными нервами, я
  • Проявившись, скука
  • Я ощутил себя молодым человеком, впервые переспавшим
  • Несчастная любовь, известное дело,
  • Курок теперь я
Описание Порно рассказ я и жена сына

SexLib - лучшие эротические рассказы и порно

рассказы рунета. А: ты знаешь, я начал меняться, почувствовав, что такое счастье, любовь. когда вокруг нет никого, только мама и я. когда хочется, чтобы занятия закончились быстрее, чтобы опять спешить домой, чтобы увидеть. В переводе с английского — холодная гавань (Прим перев

У жизни шансов, разумеется, было в шесть раз больше, чем у смерти

Был револьвер маленьким и изящным; шесть камер напоминали крошечную подставку с выемками для яиц, пули были аккуратно сложены в картонную коробку

Что с ним делать, я знал прекрасно, поскольку как раз тогда читал книгу (написанную, если не ошибаюсь, неким Оссендовским), где описывалось, как белые офицеры, обреченные на бездействие на юге России в конце Гражданской войны, заключали со скуки всевозможные пари

Тогда бы мои родители легче,

мне кажется, пережили потерю; им было бы куда тяжелей, если бы мою смерть сочли самоубийством или если бы они узнали всю — довольно нелепую — правду

Романтика — осенний лес, маленький тяжелый компактный предмет, который я сжимал в пальцах, — явилась, быть может, данью подростковой влюбленности, однако решающим для меня тогда было внезапно сделанное открытие, что, рискнув потерять этот мир навсегда, можно вновь обрести способность им наслаждаться

Психоанализ помогает раз и навсегда, он

проливает на жизнь ослепительный свет, но, живя в этом свете, ощущаешь себя еще более беспомощным, чем в кромешном мраке»

Время от времени я испытывал непреодолимое желание вновь испробовать привычный наркотик

Когда я

представлял себе войну, то велась она неизменно на этом пустыре, я же партизанил, прячась в высокой траве, ибо был убежден: лучше меня пустырь не знает никто на свете

Дикий кустарник, старые траншеи, заброшенные стрельбища — неизменная декорация большинства приключений детства

Родители объясняли их моими расшатанными нервами, я

же считал их при создавшихся обстоятельствах вполне правомерными

Увы, тюрьма накладывает отпечаток на своих узников

Проявившись, скука

словно бы утвердилась во мне раз и навсегда

Я взял револьвер с собой в Оксфорд и ходил с ним из Хедингтона в Элсфилд по дороге, которая теперь стала широкой, гладкой и блестящей, точно стены общественной уборной, а тогда была сырой, узкой сельской улочкой

Самое поразительное в этой истории то, что повторялась она не один раз

Я ощутил себя молодым человеком, впервые переспавшим

с женщиной, только что в этом Эшриджском парке сдавшим экзамен на зрелость, ставшим настоящим мужчиной

(До сих пор помню странное ощущение, будта плывешь сквозь шерсть

Несчастная любовь, известное дело, не раз подталкивала мальчишек к самоубийству, но в моем случае, что бы потом ни говорил коронер, это было не самоубийство, а игра в рулетку: пять — за, один — против

Несчастная любовь, известное дело,

не раз подталкивала мальчишек к самоубийству, но в моем случае, что бы потом ни говорил коронер, это было не самоубийство, а игра в рулетку: пять — за, один — против

Впечатление было такое, как будто вдруг включился свет

Курок теперь я

спускал так, словно принимал таблетку аспирина

Дикий кустарник, старые траншеи, заброшенные стрельбища — неизменная декорация большинства приключений детства

«Приняв» пятую дозу, я вдруг поймал себя на том, что не испытываю даже возбуждения

Главным же моим побуждением была не любовь, а скука, неприкаянность