Почему Первая транссексуалка в ссср?


То, что открою, может повредить моей службе… ну да ладно, я в долгу перед памятью князя…

Содержание статьи [свернуть]

  • Чтобы совершить такое
  • Думаете, я в чем-то могу признаться?
  • Мыслил криминалист
  • — Что, и правда Думе
  • Тут Глафира вдруг охнула, бухнулась
  • Лебедев пощупал на
  • — Вот что,
  • Красивое тренированное
  • Барышня Антонина была
Описание Первая транссексуалка в ссср

Чтобы совершить такое

преступление, надо не только в мелочах знать характер и привычки жертвы, но быть совершенно уверенным: обреченный сделает то, что должен

Спросил ее, куда идет, а она что-то ответила, вернулась вскорости и уехала

Если Николай Карлович играл, то похлеще актеров МХТ

Берс подбежал к графинчику, налил полный стакан и осушил до дна

Думаете, я в чем-то могу признаться?

Я служу закону, а не преступаю его

 — Мне дела нет, что ты про меня наговорила, Соню и деток спасать надо

Мыслил криминалист

в правильном направлении: в случае чего вину ночного гостя можно представить досадной ошибкой: ну, перепутал порошки

 — Жаль, что не смог помочь, мне пора, буду прощаться

— Что, и правда Думе

не рады? Все-таки пережили смуту, успокоение в народе и все такое…

— Вашродь… эта… пусть… лошадь не поена… мля… маешь, ведь… стало быть… а?

Тут Глафира вдруг охнула, бухнулась

в ноги, зарыдав истошно, по-деревенски, как на поминках:

-Петербург — Берлин — Париж», отправлявшийся четвертого августа, на фамилию Берс А

Лебедев пощупал на

шее пульс и даже не стал открывать походный саквояж

Но сумасшедший радостно схватил бумажный рубль, скатал в трубочку и ловко спрятал в полу халата

Сарай, где чудо техники хранится, на улицу выходит

— Вот что,

матуфка, дело плохо, но слез лить не будем

Полковник лязгнул замком и распахнул вход в камеру

— Как есть, ваше превосходительство, никого, у нас порядок

Красивое тренированное

тело, совершенно обнаженное, покоилось в нем как бабочка в коконе

Затем прижал промокательную бумагу, обрызгал раствором соляной кислоты, капнул селитровой кислоты и ферро-цианистого калия

Барышня Антонина была

оставлена в пролетке на Невском с грознейшим приказом не сметь и туфельку высунуть

— Бабы… нет… да… от… господин… мля… видели… И сундук его

Министерство Императорского двора, главная канцелярия, Набережная реки Фонтанки, 20

— Последний любовник князя, во всяком случае, с апреля