Почему Накончали в пизду жопу полную по очереди?

Счастье — увенчать любовь свою живым плодом, ужас — открыться

Содержание статьи [свернуть]

  • Потом на миг глаза
  • Незапертую дверь
  • Левая пола
  • — Я и не врывался, а
  • — И не раз! И убил бы, если
  • Что касается молодого Савельева, то пережитые им
  • Отец для приличия
  • — Трехин, Степан Петров, православный, тридцати четырех лет,
  • — Давно брал? — небрежно спросил Патмосов, идя к
Описание Накончали в пизду жопу полную по очереди

Потом на миг глаза

ее затуманились, но, отгоняя страшную мысль, она прошептала уверенно: Не может быть! — и опять надавила кнопку

И с чего он схватил Савельева? — думал Патмосов через полчаса, идя к вокзалу Царскосельской железной дороги

— Господина следователя можно видеть? — раздался звучный голос

Ястребов расположился в небольшом кабинете Дергачева за его письменным столом, уселся плотнее в кресле, закурил и сказал:

Незапертую дверь

открыли, и Патмосов увидел высокую старуху с нечесаными волосами и выпученными глазами

Следователь обратился к дворнику с обычными вопросами и в заключение спросил:

Левая пола

его была откинута, и по ее светлой подкладке проходила кровавая полоса до бокового кармана, который был вывернут

— На него вчера показания сделал компаньон Дергачева, Розенцвейг

— Я и не врывался, а

если ваш сторож свою цигарку курит, мне некогда ждать

Но была оправдана, а этот Прохор два раза в тюрьме сидел за кражи

— И не раз! И убил бы, если

бы на момент попал, — сверкая глазами, ответил Трехин

Вдруг он нагнулся и быстро поднял лежавшую внизу палку

Что касается молодого Савельева, то пережитые им

позор и страх совершенно образумили его

— Я не ясновидец! Впрочем, ударил он его чем-то вроде топорика

Следователь еще спал, когда наутро следующего дня к нему приехал Патмосов и прямо прошел к нему в спальню

Отец для приличия

пристроил его в правление одного банка

— Барыня, барыня! Нашего Дергача убили! Вчера убили! Топором!

— Чай, по Зеленому якорю? — сказала снова старуха и продолжала: — Его нет, а в газетах пишут, что его дядюшку ухлопали

— Трехин, Степан Петров, православный, тридцати четырех лет,

холостой, дворянин, поручик в отставке

— Проси! — Окончив туалет, Патмосов вышел в свой рабочий кабинет, куда уже входил пожилой господин, одетый с изысканной простотой

— Давно брал? — небрежно спросил Патмосов, идя к

двери

Санин размашисто двинул мягкое кресло, поставил подле него курительный прибор и сказал:

Патмосов отправился в сыскное и попросил найти Резцова, дав его адрес

— Я не буду вас арестовывать, — ответил Патмосов, — поезжайте завтра в Царское, явитесь к следователю сами с повинной