Почему Магазин секс игрушек?


В этих случаях можно услышать и не такие странные и ужасные истории

Содержание статьи [свернуть]

  • Они возвращались, как волки возвращаются
  • Их офицеры не торопились на
  • Не мог прибавить им бодрости и
  • Но это была изящная атака,
  • Самый громадный из пленников повернулся, гремя кандалами,
  • Пять залпов обволокли все кругом непроницаемым дымом,
  • – Но никакие
  • Это были громадные, черноволосые, хмурые сыны
  •  – Их потрепали изрядно, а они, кажется,
Описание Магазин секс игрушек

Они возвращались, как волки возвращаются

в берлогу, удовлетворённые пролитой кровью, останавливаясь только время от времени, чтобы прикончить какого-нибудь раненого на земле

Все эти благочестивые размышления привели мне на память двоих бесенят, самых отчаянных из всех когда-либо бивших в барабан или игравших на флейте перед британским полком

– Ну, хорошо, убирайтесь вон, – раздражённо сказал полковник, и, когда мальчики вышли, он отчитал сына базарного сержанта за то, что он вмешивается не в своё дело, и приказал капельмейстеру держать построже барабанщиков

Страшен был вид пострадавшего, когда ему удалось наконец освободиться, и не менее страшен был гнев базарного сержанта

Их офицеры не торопились на

битву с гхазиями, пусть белые солдаты сами берегут свой фронт

Музыка оглашала долину; и мальчики шли плечо к плечу, причём Джекин бил в барабан изо всех сил

Не мог прибавить им бодрости и

этот внезапный натиск трехсот великанов, с вытаращенными глазами и с бородами в пене, яростно кричащих и размахивающих длинными ножами

– От какого дьявола знаешь ты, что мы собираемся делать? – спросил Лью

Но это была изящная атака,

красиво выполненная, и она кончилась тем, что кавалерия оказалась у прохода, который афганцы наметили для отступления

Полк не мог останавливаться, чтобы мстить за партизанские вылазки

Самый громадный из пленников повернулся, гремя кандалами,

и смотрел на мальчика

Такие истории невесело слушать, и офицеры рассказывают их друг другу на ухо, сидя у пылающего камина, а молодые офицеры низко опускают головы и думают про себя, что, Бог даст, их солдаты никогда не поступят подобным образом

Пять залпов обволокли все кругом непроницаемым дымом,

а пули взрывали землю перед стреляющими шагах в двадцати или тридцати; в то же время тяжёлый штык ружья оттягивал плечо, а правая рука ныла от сотрясения во время выстрела

Их только нужно было «обстрелять немножко», как говорят немецкие генералы о своих солдатах

Лью занялся ухаживанием за тринадцатилетней дочкой штандартного сержанта – «не с какими-нибудь серьёзными намерениями, – как он объяснил Джекину, а так, чтобы позабавиться»

– Но никакие

поцелуи не сравнятся с медалью, которую заслужишь на войне

Их не только зачислили раньше положенного возраста на два года, но ещё точно в награду за их крайнюю молодость – четырнадцать лет – позволили идти на фронт

Но солдаты стремились только уйти дальше, как можно дальше от беспощадных ножей

Это были громадные, черноволосые, хмурые сыны

Бен-Израэля

– Это что ещё? Не желаешь ли ты также и со мной подраться? – спросил полковник

 – Их потрепали изрядно, а они, кажется,

и не сознают этого

Солдаты имеют ужасный вид потому, что им не удалось отплатить за себя

Тогда, после взаимных поцелуев, Лью объяснил ей положение дел

Преобладающая масса нижних чинов служила от трех до четырех лет, унтер-офицерам было лет по тридцать