Почему Любительницы бисекси?


Группа для бисексуальных девушек, парней и семейных пар. Для общения, знакомства и встреч. А курьер Павлюк, седой, чинный, бакенбарды серебряныя, в талии стройный, в движениях торжественный – напоминает видом своим Александра II Освободителя, на канавке Екатерининской убиеннаго

Содержание статьи [свернуть]

  • А также: бисексуалы
  • . рогоносец любительское, гей любительское,
  • literature_20prose_rus_classicshort_storyИванСозонтовичЛукашb75b3177-15be-11e0-8c7e-ec5afce481d9Судьба императора «…И в подушку лицом лег
  • И надвинулись на
  • И как таки случилось, но Ванюшин –
  • Пьют вместе,
  • Оне образованныя, в
  • Рукой махнул,
  • Потомству в память
Описание Любительницы бисекси

А также: бисексуалы

семейная пара, русские бисексуалы, бисексуальные оргии, бисексуалы ретро, зрелые бисексуалы, муж бисексуал, семейная пара и бисексуал. А Андрей Сорочкин, коллежский регистратор, не только сам по себе такое о лицах человеческих думает, но и в газетах читал, что вот в берлинском будто Зоологическом саду поставлены фигуры как бы человечьи, а ежели приглядеться – один явный осел и другой – сова, а третий – свинья обыкновенная…

Элла Риз знакомит своего бисексуального друга с парнем и они устраивают секс втроём. Любительница доминировать Лондон Ривер наказывает хуй своего гулящего парня. А с подъезда все, кто толпился, руками замахал, закричали:

Бисексуальное трио из двух парней и аппетитной девицы, смачно трахаются. Маленький, мягкий, плотныя ляжки обтянуты брбчками

Русские бисексуальные оргии вечеринка 2. 3:00. Бисексуалы свадьба. Девушка любительница делает минет в бисексуалы секс вечеринка. Сидит Андрей Сорочкин за шкапом – темным, огромным, где Своды Законов, синия полки и на нижней полке разбитыя, пыльныя чернильницы, газеты прожелтелыя, читанныя давно Его Превосходительством Перевернухой

. рогоносец любительское, гей любительское,

муж и жена бисексуалы, семейная пара и бисексуал, русские би, жена и муж бисексуалы, ебут жену любительское, бисексуальные. И какая была матушка – он не помнил, но будто вроде облака темнаго и выше темнаго шкафа, а сама в зыбком чепце и говорит по французски

– Давайте… И что вы хмурый такой: прямо мрачный Наполеон

literature_20prose_rus_classicshort_storyИванСозонтовичЛукашb75b3177-15be-11e0-8c7e-ec5afce481d9Судьба императора «…И в подушку лицом лег

Сорочкин слегка бровью повел, на бумагу глаз опустил

И надвинулись на

Сорочкина медныя пуговицы, темные кафтаны, а впереди Павлюк, стройный старец, седой

Смышленов ахнул, рванулся и – кто бы мог ждать? – такой тяжелый мужчина, а как перышко, под конторку нырнул, на корточки сел, сопит, в темноте белками вправо и влево вращает

И как таки случилось, но Ванюшин –

копиист успел в темный подъезд вперед забежать и у самых дверей, когда Сорочкин – «вперед, легионы» – крикнул, ножку ему подставить

И часто почихивает, поднося ладонь ручкой к носу и прячется из вежливости, за конторку…

Пьют вместе,

когда жалованье экзекутор раздает кредитками по пять рублей и по десять

Сорочкин все о себе говорил, Ваничку за холодный рукав хватая

И все вспомнил: Капитон Тихоныч, что от сгоревшаго легкаго помер, – про Наполеона разсказывал…

Оне образованныя, в

пенснэ, мы – мрачные Наполеоны… Судьба играет человеком… Темна, Ваничка, наша судьба: у нея, у меня, у всех…

– И как же ты, братец, на императорской, коронной, можно сказать, службе, а поляк?

Экзекутор Агафангелов любит оправлять перед зеркалом галстух, плетенку пеструю

Рукой махнул,

хотел что-то сказать и Ваничкино лицо, тонкое, бледное, в дымной тесноте увидал

Трактирный оркестрион бряцал смело и мутно песню о Наполеоне:

Потомству в память

и для истории – подписи господ министров особым лаком покрывали, чтобы в архивах не затерялись и не исчезли безследно…

Курьер Павлюк руки разставил, в бакенбардах лицо Сорочкина шуршит, у курьера руки дрожали

У Ванюшина, когда выпито, – все вопросы: чиновники зачем и кокарды, и зачем образованные, что дипломы имеют, за одно с ними стулья трут? И кому это надо, и зачем самый человек живет? И все зачем и к чему?

Сидит и сидит, а кто сидит – неизвестно… Костлявыя, морщинистыя руки, хладныя длани тянутся, трясясь, из темноты, стягивают деревянныя калоши Его Превосходительства, шинелишки и пальтишки чиновников