Почему Зять ебет тещу насильно?


Иными словами, мы все заключили, что выстрел в полковника на пустоши был непредвиденным последствием выстрела в Джентри на чердаке

Содержание статьи [свернуть]

  • Селина всегда была своевольной, а
  • Мой долг остается прежним, и я
  • – Быть может,
  • И, да, действительно, из-за обрыва телефонных проводов
  • – Как я заметил,
  • Дверь не только была взломана, но
  • – Послушайте, я
  • Вернее, я
  • – Джентри? Ха! Послушайте, Трабшо, я
Описание Зять ебет тещу насильно

Селина всегда была своевольной, а

последнее время особенно, но она наш единственный ребенок, и мы с Мэри в ней души не чаем

А Ролфы рассказывали Синтии Уоттис о своем недавнем круизе среди греческих островов

– И это мое подозрение подкреплялось листком с пометками, который старший инспектор нашел в кармане халата Реймонда, пометками, вспомните, которые были напечатаны на собственной машинке полковника

– Ах, благодарю вас, инспектор, – сказала Мэри Ффолкс, улыбнувшись бледной улыбкой

Мой долг остается прежним, и я

изменил бы ему, если бы просто сказал вам: да, конечно, сделайте ему этот укол, поступайте, как считаете нужным

И фамилия у нее, спорю, не Резерфорд вовсе, а Разиньзад, не иначе

– Быть может,

мисс Резерфорд, – сказал он, – вы согласитесь быть следующей?

Последние четыре слова были выкрикнуты исключительно заглавными буквами: «НЕУЖЕЛИ ВАМ ВСЕ РАВНО?!» Правда, решив изучать искусство вместо того, чтобы выбрать сцену, Селина могла и ошибиться в своем призвании, но в данном случае никто не усомнился в ее искренности

И, да, действительно, из-за обрыва телефонных проводов

мы не можем исключить возможность, что какой-нибудь сбежавший заключенный рыскает сейчас по окрестностям

– Эви, прошу вас! – сказал священник с подобающим упреком

– Как я заметил,

дверь была заперта изнутри, и ключ в замке

– Нет! Трабшо, сожалею, но я не знаю, что меня смущает

Дверь не только была взломана, но

и упиралась в какой-то большой неподвижный предмет, не позволявший ей открыться более, чем на щелку – предмет, который, несомненно, был человеческим телом, распростертым на полу в позе столь же случайной, как бросок игральных костей

– Узнаю ли я машинопись? Да как я мог бы ее узнать? Это же не почерк

Старший инспектор словно еще не решил, продолжать ли эту линию или нет

– Послушайте, я

понимаю, каким страшным испытанием это явилось для всех вас… И, говоря между нами, все станет гораздо хуже, прежде чем положение улучшится

В кармане его халата я нашел лист бумаги, который неопровержимо указывает, что он занимался шантажом – как любитель или как профессионал, я пока сказать не могу

Затем он сглотнул – было почти слышно, как он сглатывает, – и сказал:

Вернее, я

больше не хочу слышать, как ты произносишь мое имя

– Если мне будет дозволено сказать, сэр, – тяжеловесно произнес Читти, – мне представилось, что… ну, что…

– Джентри? Ха! Послушайте, Трабшо, я

нисколько не удивлюсь, узнав, что идея приехать сюда изначально исходила от самого Джентри

– Ах, Дон, – прошептала Селина, – мне надо было промолчать, я не хотела…

Ну я и решил улыбаться и терпеть – попытаться улыбаться и попытаться терпеть

Но сейчас, викарий, я должен задать вам самый тяжкий из них всех